вторник, 8 октября 2019 г.

Как зарабатывали на жизнь наши прадеды в начале XX века?

До 1931 года сохранялась частная собственность на землю (помните лозунг: «Земля – крестьянам!»), а фабрики и заводы были национализированы сразу после гражданской войны.
До 1931 года жители Маминска и Шилово вели и работу на своём земельном наделе, и имели различные промыслы. К примеру, мой дед по отцовской линии (Андрей Морозов) был еще и сапожником, а по материнской линии (Дмитрий Иванович Воробьёв) – универсальным строителем. А так как в строительстве работа выполняется бригадой, то и все ближайшие родственники примыкали к нему. Работали они, в основном, на крупных объектах в Екатеринбурге.
Всё еще зависело от величины земельного надела. У второго деда (Дмитрия Воробьёва) надел был небольшой, он не мог содержать большое количество скота (нехватка кормов) и кормить семью в 7 – 8 человек. Поэтому главный доход получался от промысла. С весны до глубокой осени они строили Екатеринбург, а свой надел (1,5 десятины) поручали вспахать и посеять более состоятельному соседу. По осени дочери деда (мама и её сестры) убирали серпом и урожай этого соседа, и свой. Работа за работу.
Эта часть жителей (с небольшим земельным наделом) после 1931 года бросила землю и уехала жить в Свердловск.
Большинство односельчан занималось торговлей. В нашей местности земли подзолистые, и в них не все зерновые культуры хорошо плодоносят, а в те времена не было удобрений. Местные жители на лошадях выезжали в степную часть Челябинской области, где получали на чернозёме большие урожаи мягкой (хлебопекарной) пшеницы, привозили её к себе в село, размалывали на вальцевой мельнице, там же отделяли от шкуры (отруби) и увозили для продажи в Екатеринбург.
Примечание Елены Цековой:
Такой промысел мог быть опасным. В 1928 году брат дедушки (папиного отца), Василий Андреевич Морозов, возвращаясь из Челябинской области с двумя возами купленного зерна, не доехал до Шилово всего 25 километров. Он был найден убитым в лесу возле деревни Евсюково. Лошади и повозки с зерном исчезли. Кто убил и ограбил – так и не нашли. Было Василию 32 года, молодой, красивый. Его жена тоже вскоре умерла, оставив круглой сиротой маленького сына Сашу. Вот такая трагедия произошла в нашей семье из-за привычного промысла.
Примечательно, что в дальнейшем деревня Евсюково попала в зону радиоактивного загрязнения после аварии на комбинате «Маяк» в 1957 году, жителей выселили, а деревню сровняли с землёй.
Выезды местных жителей для закупки зерна в Челябинской области делались только тогда, когда снега было достаточно для выезда на санях. В другое время дорог не было. Это толкнуло предпринимателей на строительство мельниц по всей Исети. Сейчас их нет, но еще на моей памяти через каждые 2 – 3 километра была мельница, хотя многие уже не работали или были перестроены на другие цели. В Маминске сделали электростанцию (на золотые прииски в шахты нужен был электрический свет).
электростанция
Разрушенная электростанция в селе Маминском
Между Маминском и Шилово мельницу разобрали, растащили, как всё бесхозное. Она была там, где дорогу на Шилово пересекает большой лог.
В Шилово мельницу сохраняли в рабочем состоянии до 70-х годов. Когда плотину унесло с ледоходом, и её некому было восстанавливать, то одна из стен мельницы, которая стояла на столбах из лиственницы, рухнула. Лиственница и дуб в воде не разрушаются много лет, но просохнув, становятся хрупкими. Так же хрупки оказались и другие сооружения прошлых лет…

Комментариев нет:

Отправить комментарий