среда, 9 октября 2019 г.

Приезжие и эвакуированные. Учеба во время войны

Новые люди появились с открытием Шиловского дома отдыха: директор, бухгалтер, повар… Остальных набирали из местного населения. Помню, директором был Болотов, а бухгалтером Балдин. Появилась и семья Селедковых, глава которой тоже был на должности.
Ссыльных в Шилово почти не было. Особо можно отметить Давидюков, которые поселились в конце деревни и на удивление всего местного люда стали выращивать индюков. Глава семьи всегда занимался торговлей, и в Шилово, и в Маминске. Семья жила не бедно (умели жить).
Примечание Елены Цековой: мне рассказывали, что когда Михаил Климентьевич Давидюк работал продавцом в маминском магазине, то некоторые люди специально приходили на него посмотреть: это было зрелище! У человека был талант в сфере торговли.
Эвакуированные появились в конце 1941 года, а уехали к сентябрю 1943-го. Их разместили в палатах дома отдыха и в загородном доме владельца мельницы купца Малиновцева. Они не бедствовали, не покупали картофель и овощи у местных жителей. Их незаметно обеспечивали продуктами, централизованно – от государства. Полагаю, что это были семьи московских не последних лиц. Они были обуты, одеты и пригреты. Печки в комнатах они топили сами, а дрова им давали, но не жители, а власти. Бывал там по сбору золы, видел всё.
Из тех москвичей, которые учились в моём классе, выделялись Женя Курочкин, Сашенька Лельгант (девочка). Все их ответы были безукоризненны, их кругозор мне казался непостижим. Позднее Анна Макаровна (наша учительница) переписывалась с ними и посещала их в Москве. Эти дети потом учились в МГУ.
1943-44 учебный год начался для меня в 5 классе Шиловской школы, а с 7 ноября – в Маминской. Для москвичей в 1942-43 учебном году открыли в Шилово семилетнюю школу, чем воспользовался мой брат Виталий, закончив 6-й класс, можно сказать, дома. До этого он в 1941-42 учебном году отказался ходить в Маминск и год работал в совхозе коновозчиком. Ему было 12 лет, и мама была против его решения, отец в письмах с фронта тоже советовал учиться, а потом писем не стало…
дедушка в военной форме
На фото – папин отец, Николай Андреевич Морозов (1905 – 1942)
В 1943-44 учебном году я закончил 5 класс, а брат – 7-й. Потом до призыва в армию он работал в колхозе (с 15 до 19 лет). Только после службы в армии осел в Свердловске и получил паспорт.
Я же выбрал другой путь. В 1946 году закончил 7 классов Маминской школы-семилетки. Средняя, 10-классная школа поблизости была только в Камышево. Когда поступил в 8 класс Камышевской средней школы, образование в старших классах было платным (750 рублей за полугодие), но в этот же учебный год вышло распоряжение Правительства о том, что дети погибших на войне рядовых солдат обучаются бесплатно (до этого бесплатно учились только дети погибших офицеров). Так, поскольку у мамы сохранилась «похоронка» на отца, я бесплатно окончил старшие классы школы, а потом – бесплатно учился в Свердловском пединституте (а высшее образование в те годы тоже было платным, о чем сейчас мало кто помнит).
папа и его друзья
На фото – папа и его друзья, мальчишки послевоенных лет

Комментариев нет:

Отправить комментарий