пятница, 22 ноября 2013 г.

Дина Рубина. Белая голубка Кордовы

Главный герой, Захар Кордовин, у меня сначала вызвал антипатию: животная чувственность, звериные прыжки из страны в страну… Писательница с иронией рисует его образ так:
«В холодильнике был обнаружен приятный сюрприз – забытая нераспечатанная пачка нарезки; и оба кота – один, сидя в кресле-качалке, другой, ошиваясь внизу, с опасностью угодить под мерно скрипучий бамбуковый обод, - недурно перекусили: когда еще дождешься того самолетного харча, рассудительно проговорил старший…»
Образ хищного зверя мало вяжется с безумной тягой Захара к искусству. Художник не просто фальсифицирует полотна великих мастеров, он их воссоздает из небытия, из адского пламени своей души. В то же время машина его творчества работает ровно и сильно, как высоковольтная линия. Он так же хладнокровен, как его дед-тёзка, который точно рассчитал, когда пустить себе пулю в лоб.
«Нет, - говорил Сёма с подавленной обидой, - то, что за ради семьи пустил себе пулю в лоб, это – молодец, это – уважаю. Но увераю вас… он при том хохотал!»

 «Почерк Леонардо», «Белая голубка Кордовы» и «Синдром Петрушки» составляют трилогию «Люди воздуха» (главные герои этих романов отличаются от обычных людей, как небо от земли). Я прочитала только последние две книги из перечисленных. Они исследуют разные грани одной темы: что такое талант. Старый спор о том, дар это или проклятье, гениальность или сумасшествие, давно окончен: конечно – всё вместе. Но как отличить творчество гения от дьявольской подделки, которая иногда ярче, красивей и обольстительней оригинала? А может быть, и не надо их различать, раз мы не можем понять природу творчества?
Все эти мысли разрывают мозг, когда читаешь «Белую голубку Кордовы». 
Перед автором склоняю голову: это же надо было закрутить такую интригу, корни которой уходят в глубину столетий и соединяют страны и континенты!

Завидую тем, у кого чтение романа Дины Рубиной еще впереди. 

1 комментарий:

  1. А у меня Захар как-то сразу такую симпатию вызвал, что я ловила себя на мысли, что постоянно по ходу чтения стремлюсь оправдать его. И всё, что никак не увязывалось с моей системой ценностей я списывала именно на неординарность талантливых людей.

    ОтветитьУдалить