воскресенье, 28 сентября 2014 г.

Анна Матвеева. Девять девяностых

«…дурные, дурные девяностые! Люди с трудом выплывали из-под этих тяжелых лет – как во сне, когда давит на грудь и нечем дышать».        
                                               Анна Матвеева
В сборник входят девять рассказов. В некоторых – действие происходит в наши дни, но и там действующие лица ни на миг не забывают о 90-х – как будто это крест, который лежит на всех нас.
Анна Матвеева рассказывает, какие это были годы, описывая очень разные судьбы. Читая, поймала себя на мысли: еще 10-20 лет, и это время покажется фантастическим, нереальным, неправдоподобным. Уже сегодня рассказы Матвеевой о 90-х попахивают мистикой.
Мистика? Это же всё было. Было с нами.
Вот жизнь талантливой учительницы Татьяны, которая купила халупу с огородом, чтобы выжить в безденежное время – и спасла если не всю семью, то её половину. Она разговаривает с деревенским домом, как с живым существом, и он ей отвечает, предупреждая о злой силе, с которой она не сможет справиться.
Вот еще история утрат и обретений: рассказ «Жемымо».
Сад весь умыт был весен‑ни‑ми ливнями,
В тем‑ных овра‑гах стоя‑ла вода.
Боже, какими мы бы‑ли наив‑ны‑ми,
Как жемымо‑лоды были тогда!
В бараке была приличная акустика, каждый звук падал хрустальной каплей, и не верилось, что тетка Ира, «техничка‑алкоголичка», умеет так петь. Мне в этом романсе больше всего нравилось таинственное слово «жемымо». Было в нем что‑то особенное, соблазнительное, женственное. Может быть, даже – французское.
Судьба героя рассказа, осиротевшего мальчика, в 90-е годы загадочным образом ломается: вместо того, чтобы спустя короткое время лежать под черным памятником с портретом во весь рост, каких много на кладбищах Екатеринбурга, он оказывается в Англии. И причина – вовсе не забота криминального авторитета, которому он спас жизнь, а любовь маленькой девочки с очень твердым характером.
Во многих рассказах утраты и разочарования героев – как зерно, брошенное в почву, даёт новый урожай. Неожиданно щедрый, но с привкусом горечи. Потому что жива память о близких, которых унесли эти проклятые годы.
Читала с удовольствием, как и все предыдущие книги Анны Матвеевой. Это живая ткань нашей недавно прошедшей жизни. Часто смеялась её остроумным наблюдениям – очень узнаваемо и точно.

И всё еще больно.

3 комментария:

  1. Елена, читала Ваш отзыв и не верила, что страшные девяностые были в моей жизни. Мне тоже было очень сложно в этот период, но по-другому, по-своему. (А, может быть, это мое личное ощущение?) Вы верно написали, что даже мы, пережившие 90-е, уже почти не помним их, а что говорить о молодых. Они не поверят нам, книгам, хронике, что такое могло быть. А оно веди было. Спасибо за напоминание.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Марина, для меня само слово "девяностые" - как камень, падает на грудь. Столько сломанных судеб прошло перед глазами! Муж потерял здоровье от ужаса жизни, потому что работал с утра до ночи, но нигде не платили (а дома трое детей). Столько обманутых надежд! Эти девяностые до сих пор аукаются нам и нашим детям...

      Удалить
  2. Да, понимаю. Прошли через эти года: талоны, безденежье, злоба...

    ОтветитьУдалить